Она сидела, грызла чужую ручку,

Пятница, Сентябрь 4, 2015

Она сидела, грызла чужую ручку,
что по привычке к себе положила где-то –
и, как назло, ни строчки, ни закорючки –
и поделом тебе, неугомонной злючке –
если не пишется, можно бы и об этом,
вот если б не думалось – в гости пойти к подружке,
или в кино, или хотя бы в пиццу…
она по привычке дует в пустую кружку,
в который раз с сердца снимает стружку,
в небе темно – впору бы утопиться.
Ее телефон замурован в кармане джинсов –
сам виноват, не звонил бы в такое время,
она опять во всем не находит смысла,
все как-то серо, как-то противно – кисло,
все не о том и главное, что не с теми;
она сидела, нервно хрустела пальцем,
стучала ручкой, чертила дожди и лужи,
ну почему время идет за двадцать,
и неизбежно что-то должно меняться,
и с каждым разом меняют больней и глубже?..
Вечер смотался, снова не дав ответа,
она в темноте по комнате шла на ощупь,
нашла телефон, ему позвонила «где ты?»,
ночь это все рассеяла лунным светом,
а утром они проснулись мудрей и проще.

— — —
А ночью карточный домик сложился в кучу,
перемешал все ее сны и планы,
она себе казалась такой живучей,
такой не верящей в этот проклятый случай,
а тут закрылась в ванной, открыла краны.
Ну что ты, девочка, завтра все будет лучше,
будут еще колечки и розы в вазе;
карты лежали серой картонной кучей,
декабрь с мороза небритый пришел,
колючий и по-отечески дал подзатыльник плаксе.
Девочка, солнышко, завтра с утра будильник,
надо учиться, надо повыше ростом,
сколько еще впереди непроглядных, пыльных,
невыносимых этих ночей дебильных,
если привыкнешь, может быть, станешь взрослой.

— — —
Пальчики разобрать на костяшки,
сложить по принципу домино,
он улыбается так мультяшно,
как ей действительно не смешно,
он убирает носки в кроссовки,
секвойей падает на диван,
и за минуту до рокировки
она из рук ускользает ловко,
чтоб он бесхитростно задремал.
И только после второго храпа,
набросив мягко на плечи шаль,
она на кухне включает лампу
и начинает в блокнот царапать,
чтоб ей никто уже не мешал.
И пять пакетиков из-под кофе
стоят по принципу домино,
и ей почти абсолютно пофиг,
она не за и уже не против,
ей даже, в общем-то, все равно.

— — —
Девочка приходит в чужие комнаты,
на диваны и в города,
девочка тебя забывает, полно-те,
ну так, срывается иногда,
девочка знаешь, какая сильная –
стоит, билетики теребя,
она забудет твою Россию
с тобой, а, может быть, без тебя.
Девочке вообще-то немного надо –
бутылка колы и чемодан,
конечно, здорово, если рядом,
и неуютно, когда сбежал…
Но девочке ехать в чужие комнаты,
новые страны, места и дни.
Девочка сможет без тебя, только ты…
ей просто как-нибудь позвони.

Кот Басё

Добавить комментарий


8 + один =