…С ним не надо ни дна, ни Парижа, ни Мулен Ружа; с ним – сиди и жди, когда будет тишь да гладь;

Понедельник, Июль 7, 2014

…С ним не надо ни дна, ни Парижа, ни Мулен Ружа; с ним – сиди и жди, когда будет тишь да гладь;
он не мальчик, он биологическое оружие, с ним — не жить, а разве что медленно погибать.
Ты-то думала – что мне сделается, я железная, но на каждый металл находится свой кузнец:
все попытки твои – смешные и бесполезные, – убежать отсюда заканчиваются здесь.

Он и сам не знает, что носит в себе ненастье; он и сам не знает, что делать с тобой такой;
он и сам не умеет пользоваться этой властью, хоть на время давать тебе отдых или покой.
Ладно бы ушёл, завёл бы себе другую, уберёг, изолировал, выбил бы клином клин, —
как он мягко стелет, как кладёт тебя, дорогую, обнажённой спиной на мерцающие угли.

Был бы донжуан, злой гений или убийца, — но он спокоен, его намерения чисты.
Плачь ему в ключицы, не зная, как откупиться от его бессердечной, бессмысленной красоты.
Ты всё смотришь и смотришь – то дерзко, то укоризненно, и во взгляде зреет медленная беда.

– Как ты, думаешь вообще о совместной жизни?
– Ну,
о совместной смерти – подумываю иногда…

Кайтана

Добавить комментарий


девять − = 8