Владимир Высоцкий

Понедельник, Июнь 23, 2014

Владимир Высоцкий

Смеюсь навзрыд — как у кривых зеркал, —
Меня, должно быть, ловко разыграли:
Крючки носов и до ушей оскал —
Как на венецианском карнавале!

Вокруг меня смыкается кольцо —
Меня хватают, вовлекают в пляску, —
Так-так, мое нормальное лицо
Все, вероятно, приняли за маску.

Петарды, конфетти… Но все не так,
— И маски на меня глядят с укором, —
Они кричат, что я опять — не в такт,
Что наступаю на ногу партнерам.

Что делать мне — бежать, да поскорей?
А может, вместе с ними веселиться?..
Надеюсь я — под масками зверей
Бывают человеческие лица.

Все в масках, в париках — все как один,
— Кто — сказочен, а кто — литературен…
Сосед мой слева — грустный арлекин,
Другой — палач, а каждый третий — дурень.
Один — себя старался обелить,
Другой — лицо скрывает от огласки,
А кто — уже не в силах отличить
Свое лицо от непременной маски.

Я в хоровод вступаю, хохоча, —
Но все-таки мне неспокойно с ними:
А вдруг кому-то маска палача
Понравится — и он ее не снимет?

Вдруг арлекин навеки загрустит,
Любуясь сам своим лицом печальным;
Что, если дурень свой дурацкий вид
Так и забудет на лице нормальном?!

Я в тайну масок все-таки проник, —
Уверен я, что мой анализ точен:
И маски равнодушия у них
— Защита от плевков и от пощечин

Как доброго лица не прозевать,
Как честных угадать наверняка мне?…

… Они решили маски надевать,
Чтоб не разбить свое лицо о камни.

Добавить комментарий


4 + = двенадцать