Разговор с Бурлюком

и с нежностью, неожиданной
в жирном человеке,
взял и сказал: «Хорошо!»
В. Маяковский

Вы вновь в Москве, Давид Бурлюк,
Перебурлившнй средь скитаний,
Худой, усталый, как верблюд,
С большим горбом воспоминаний…

И – словно черев толщу лет –
Погожим вечером московским
Вхожу я с вами в тот портрет,
Где вы стоите с Маяковским.

Он вам читает в первый раз,
Еще не зная: что выходит,
И смотрит в ваш кричащий глаз,
И слышит: «Хорошо, Володя!»

Как много стерлось в порошок…
А все ж спасибо вам вовеки
За это ваше «Хорошо!»,
За нежность, «неожиданную в жирном человеке»!

Вам рядом довелось идти
Не долго. И скажу вам честно:
Чуть разошлись у вас пути –
Все стало в вас неинтересно!

У вас есть собственный журнал,
Вы – видный бизнесмен, деляга,
А все же мне вас очень жаль,
Бродвейский горестный бродяга.

Вы мне стремитесь доказать,
Что вы всего смогли добиться.
Но тянет, тянет вас опять
Московским кленам поклониться…

И что тут скверную игру
Скрывать под благородной миной?
Не сладок мед в чужом пиру.
Нет славы вне отчизны милой.

Вот по Москве плететесь вы,
Как мальчик, потерявший папу,
Пред Маяковским, вросшим в высь.
Стоите, робко скомкав шляпу…

Оцените, пожалуйста, это стихотворение.

Средняя оценка / 5. Количество оценок:

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *