Дикий народ 0 (0)

Целует солнце нивы край,
И во дворе плетень.
Так засыпает дикий рай
Окрестных деревень.

Мостятся куры на насест,
Не зная птичьих гнезд.
В кустах скучает ржавый крест,
Уставясь на погост.

Голодный рыжий пес скулит,
Хозяин слег в запой –
Уж пятый месяц инвалид,
Четвёртый – холостой.

Спешит соседский сын бегом –
Уж поздно, мать кричит…
И пахнет в кухне пирогом,
Что мается в печи.

Пастух глядит на небосвод
И месяц ждёт дождей.
Здесь дико жизнь людей течет
Без партий и вождей.

Вон диковатый серый кот
Бежит к себе домой…
Ничейный здесь живет народ
И в то же время мой.

И снова не уснуть 0 (0)

И снова не уснуть…
Как эта ночь тревожна!
Как стрелы чужаков
Губительно остры!
И мчится встречь судьбы
Мой век неосторожный,
По всей Руси горят
Сигнальные костры.

Допрежь в земле славян
Не праздновали труса,
И помнить мы должны,
Коль память нам дана,
Что в наших паспортах
Написаны по-русски
Тех ратников Руси
Святые имена.

Ты выстрадал себя
Сквозь муки все и войны.
Тебя кострами жгли,
Вмораживали в лёд…
О как же надо жить,
Чтоб стать тебя достойным,
Чтоб сыном стать твоим,
Великий мой народ!

Земля отцов 5 (1)

Не представить белый снег
Без саней крылатых.
Не увидеть тройки бег
Да без грив косматых.

О земля моих отцов,
Вздыбленная круто,
Ветром, звоном бубенцов
Ты насквозь продута.

От стрелы и до курка
Через все туманы
По тебе прошли века,
Будто атаманы.

Над тобою круг вершат
Звёзды-хороводы.
В глубине твоей лежат
Разные народы.

Как безумец в гололедь
Направляет снасти, —
Я пришел запечатлеть
Грозные их страсти.

Не указами царя,
Волею поэта,
Плещут реки и моря, —
Движется планета.

О земля, земля моя,
Цезарь и Аттила
Не заполнили края –
Духу не хватило!..

Никуда тебя не деть,
Я-то знаю это:
Из конца в конец лететь
Устает комета.

Плачу, голову клоня,
Счастья ль, бога ль милость:
Ты под сердцем у меня
Нежно уместилась.

Затянулись страны моей старые раны 0 (0)

Затянулись страны моей старые раны
Голубой лебедой.
Видно, снова за плуг приниматься пора нам,
Запасаться едой.

Народились мы все в слободах на свободе
И разбоя, и бед.
Но в душе человека и в духе природы
Не рубцуется след.

Он уводит меня в колыбельные дали,
В материнский наказ.
Для отвода от сглаза в бурьян пеленали
И стреножили нас.

Мы тобою одеты, Россия, обуты,
Да и сыты тобой…
Вот и я поминутно до боли опутан
Лебедой голубой.

Расцвела под окнами сирень 0 (0)

Расцвела под окнами сирень,
Полетел на двор медовый запах.
Как медведи – избы деревень
Память сжали в деревянных лапах.

Обнялись забор и огород
И пошли по полю до обрыва.
Сколько было пройдено дорог –
Всё трава зелёная укрыла.

Спи, деревня, спи, не умирай.
День придёт, и я приду – открою
И амбар твой низкий, и сарай,
И глаза забитые доскою.

И увидишь ты, как мир хорош,
И услышишь ты звучанье мира,
Но, очнувшись вдруг, ты не поймешь
Что же это, что же это было.

Казалось, осталось недолго 0 (0)

Казалось: осталось недолго –
Вот-вот мы сдадимся в полон.
За нами горящая Волга,
Последний окоп и патрон.

Нас в чёрную землю зарыли,
Был горек Отечества дым.
Но мы всё равно победили.
И снова даст Бог – победим.

Отгуляла Русь, Россия отгуляла 0 (0)

Отгуляла Русь, Россия отгуляла.
Всё продали, пропили в чиста.
Что осталось, только честь и слава,
Да и та у пыльного куста.

Подымайся, Ваня, подымайся,
Отряхни рубаху и штаны.
Храм построен, заходи и кайся –
Нет твоей здесь никакой вины.

Только ты, тебе дана дорога,
Твой народ, твоя это судьба.
Потерпи – еще совсем немного,
Потерпи и кончится борьба.

Я россиянин 0 (0)

За вечную Родину нашу,
За теплый отеческий кров.
А. Прокофьев

Я славянин, и стать моя крепка,
И вижу мир я добрыми очами,
За мной летят сказанья сквозь века
И затихают рядом, за плечами.

Меня крылом пожары били в грудь,
Я приседал под свистом ятагана.
Мой путь прямой, и я не мог свернуть
Перед ордой лавинной Чингис-хана.

На их стрелу мечом я отвечал,
И, воскресая средь родимых улиц,
Я над могилой ворогов качал,
Чтоб никогда они не встрепенулись.

Голодный, непричесанный, босой,
Лицом закаменев над Русью жалкой,
Я их сшибал оглоблей, стриг косой,
Я их лупил простой дубовой палкой.

…Молился я и кланялся богам,
И яд испил из горькой, лживой чаши,
Когда по тюрьмам и по кабакам
Меня швыряли самодержцы наши.

От крови распалясь и от огня,
Расисты шли в мои святые дали:
Они судили ни за что меня
И, как в мишень, стреляли и стреляли.

Вся эта нечисть у меня в долгу,
И гнев
гудит в груди
страшней, чем улей,
И до сих пор я вынуть не могу
Из сердца нержавеющие пули…

Но, обретая силу и красу,
Я говорю через смешки и ропот:
— Да, я не раз еще тебя спасу
От недруга внезапного, Европа!

Иные баре, не иные 0 (0)

Иные баре, не иные
Их взгляды: те же, свысока
На тех, кто собственно Россия
Была и есть во все века.

Ещё икнётся вам, все воры,
Считать народ за дурака.
Ну а пока борзые своры
Летят, топча Руси просторы,
Травя, как прежде, русака.

Течет река в неведомые дали 0 (0)

Течет река в неведомые дали.
Течет туда, где тихо дремлет Русь.
Мы многого еще ей не сказали
И я к словам напыщенным не рвусь.

Излучина скрывается в долине.
Спустился с неба к вечеру туман,
А я с простой сумой шагаю ныне
Вдоль русла по бескрайним берегам.

Что я увижу там за поворотом?
Поля, а может будет темный лес?
Рукав, который стал уже болотом,
Где леший — символ сказочных чудес.

Медведь схватил зубами куст малины.
Он любит эту ягоду, как мед.
Так Шишкин рисовал свои картины
И кисть его невольно здесь живет.

Здесь нет кричащих, ярких одеяний.
Здесь время словно снизило свой бег.
Земля любви, земля больших страданий
И вещий здесь живет еще Олег.

Я русский 0 (0)

Под синим небом белорусским
Познал я радость и беду.
Я – белорус, а значит – русский,
Таким и в небо я уйду.

Мне этот мир казался узким.
Пришлось креститься на ходу.
Я – православный, значит – русский.
Таким и в небо я уйду.

Пока мой Киев не французский,
Свою я Сечь всегда найду.
Я – украинец, значит – русский,
Таким и в небо я уйду…

У карты бывшего Союза 0 (0)

У карты бывшего Союза,
С обвальным грохотом в груди,
Стою. Не плачу, не молюсь я,
А просто нету сил уйти.
Я глажу горы, глажу реки,
Касаюсь пальцами морей.
Как будто закрываю веки
Несчастной Родине моей…

Небеса набухшей парусиною 0 (0)

Небеса набухшей парусиною
Тянут лето красное на дно.
Залетело пёрышко гусиное
В полуотворённое окно.

Прошлое связав и настоящее,
Отлучив на миг от суеты —
Лёгкое, весёлое, манящее
Несказанным светом высоты.

От неё отвык я, как и водится —
Человек обычный, во плоти.
Ветер набежит, и распогодится:
Поднимайся, пёрышко, лети!

Ах, душа, омытая печалями,
Что ж ты полюбила гладь да тишь?
В свой черёд
За дальними причалами
Пёрышком по небу полетишь.

Время будто надвое расколется,
Но не ошибаясь и во тьме,
Проплывёшь над милою околицей,
Над церквушкой тихой на холме.

Над остывшим полем,
Над Россиею,
Надо всем, что в жизни нам дано…
Залетело пёрышко гусиное
В полуотворённое окно.

Так тяжко из конца в конец 0 (0)

Так тяжко из конца в конец
Пересекать Москву – и грустно.
Со всей Земли людской сырец
Сгребло предательство искусно.

Какая речь возникнет здесь,
На этих стогнах непомерных?
Пока в глазах от света резь,
В ушах от чуждых звуков скверно.

Гортанный всюду слышу смех,
Грядёт иное поколенье…

И сходит Горец без помех
В великорусское селенье.

Вот он, родной пейзаж 0 (0)

Вот он, родной пейзаж –
Черные волны грязи.
Господи, да когда ж
В люди?
Куда там в князи!

В цифрах – один обман,
Не отражают сводки:
Сколько – от давних ран,
Сколько – от водки…

Как голубая кровь
В их отстоялась жилах!
…И недостанет вновь
Пахарей и служивых.

Только не умирай,
Щедрый мой и бессильный
«Богом забытый край» —
Сердце России.