Смерть это долгий разговор 0 (0)

Смерть — это долгий разговор
Промеж Душой и Прахом.
«Все тлен!» — гнет Смерть. Душа в ответ:
«Мне чужды Ваши страхи».

Смерть смотрит в землю, а Душа,
Чтоб спор закончить длинный,
Как свой последний аргумент
Сняла пальто из глины.

Скоро в доме, что напротив 5 (1)

Скоро в доме, что напротив,
Кто-нибудь умрет —
По его пустому взгляду
Знала наперед.

И теперь — шуршат соседи,
Доктор — укатил,
Кто-то окна с грубым стуком —
Резко — отворил,

Чтобы вывесить матрасы.
Дети к ним спешат —
Не на них ли кто-то умер
Только час назад.

Дьякон чопорный проходит —
Как хозяин — в дом,
Всеми в нем распоряжаясь
И детьми — кругом.

А за ним — портной — и люди
Самых страшных трат
Мерку с дома снять явились —
Будет здесь парад

Черных лент и экипажей —
Это ясно как
Объявление живущим
В сельских городках.

Утратить веру 0 (0)

Утратить веру — хуже, чем
Именье потерять,
Именье можно возвратить,
Но веры — не занять.

В наследство вместе с жизнью
Она дается раз.
Ты — нищий, если тронешь
Одну из этих фраз.

Я никто, а ты кто 0 (0)

Я — Никто. А ты — ты кто?
Может быть—тоже—Никто?
Тогда нас двое. Молчок!
Чего доброго—выдворят нас за порог.

Как уныло—быть кем-нибудь—
И—весь июнь напролет—
Лягушкой имя свое выкликать—
К восторгу местных болот.

Я удаляюсь, я уже не ваша 0 (0)

Я удаляюсь — я уже не ваша;
То имя, что упало на лицо мне
С водой когда-то в нашей сельской церкви,
Мне не послужит больше.
Теперь сложите его к куклам,
К детству, к той нитке пряжи,
Что становится все тоньше.

Крещеная без выбора когда-то,
Теперь в сознании приобщаюсь славе
Священным именем,
Зовущим к полноте, как полумесяц,
Наполнивший все своды бытия
Волшебным пламенем.

Второе имя… Первое звучало,
Когда я на руках отца молчала
Принцессой спящей;
Но теперь — все правильно, все верно,
Имея волю выбрать и отвергнуть,
Я принимаю — только Царство.

Пейзажем я вижу из моего окна 0 (0)

Пейзажем я вижу из моего окна
Только море — с ветвями.
Если птица и фермер думают о нем — «Сосна»,
Пусть зовут этим именем сами.

В нем нет порта, нет —линий, лишь сойка
Чертит свой путь в небе — да белка
На свой подвешенный полуостров бойко
взбирается — этой дорогой.

Для внутренних стран земля — там, где низ,
А верх — это там, где солнце.
Их коммерция — если она у них есть — состоит из
Торговли пряностями — судя по аромату.

Голоса — что крепчают, коль ветер вглубь.
Может немой назвать по имени Бога?
Такое определение музыки — суть —
Определяет немного.

Они — взывают к нашим глазам.
Оно — взывает к нашей вере.
Если первое — отбросить прочь,
Я буду знать, что — по крайней мере —
Встречала Бессмертие.

Была ли Сосна под моим окном — Членом
Королевского Общества Вечности?
Понимание — когда Бог приглашает
К посвящению — соответственно.

Сперва мы просим радости 0 (0)

Сперва мы просим радости,
Потом — покой лишь дать,
А позже — облегчения,
Чтоб только не страдать.

А после — только бы уснуть,
Когда поймем, что врач
Уже не в силах нам помочь,
А волен лишь палач.

Он ел и пил волшебный слог 0 (0)

Он ел и пил волшебный слог,
И дух покинул страх.
Он позабыл, что он бедняк,
А плоть его лишь прах.

Он танцевал вдоль тусклых дней,
И два его крыла
Была лишь книга. Как легка
Душа его была!

Душа, ты волнуешься снова 0 (0)

Душа, ты волнуешься снова?
Но в этой безумной игре
Из сотен едва ли десять
Вернутся, не погорев.

И ангелы делают ставки
И, не дыша, глядят,
Как демоны — мою душу
Закладывая — галдят.

Она доросла до того, чтобы, бросив 0 (0)

Она доросла до того, чтобы, бросив
Игрушки, что стали ей не нужны,
Принять почетную должность
Женщины и жены.

И если о чем-то она скучает —
О прежних днях, о тоске,
О первых надеждах или о злате,
Истончившемся на руке,

Она об этом молчит — как море,
Что прячет чудовищ и жемчуга,
И только сама она знает —
Как она глубока.

Чтоб свято чтить обычные дни 0 (0)

Чтоб свято чтить обычные дни-
Надо лишь помнить:
От вас—от меня—
Могут взять они—малость—
Дар бытия.

Чтоб жизнь наделить величьем—
Надо лишь помнить—
Что желудь здесь—
Зародыш лесов
В верховьях небес.

Что за приют 0 (0)

Что за приют,
Где до утра
Полны гостями номера,
Но не едят здесь и не пьют?
Кто здесь хозяин? Где прислуга?
И почему так тесен угол?
Не видно пламени в камине,
И пенных кружек нет в помине?
Слуга! Хозяин! Господин!
Кто ты, в трех обликах един?