Лаки 0 (0)

Тёплый вечер входил в тишину Комарова,
И не ново нам было встречать его врозь.
Я тебе постелил мягкий лапник еловый
И земли бросил тёплую горсть.

Будут сосны шуметь, ветер дунет с залива,
Где ты белой стрелой белых чаек гонял.
И я помню твой смех — он всегда был счастливым,
Ведь ни в чём ты отказа не знал.

Беспокойный встревожит сон —
Не всегда безмятежна жизнь.
Я проснусь — ты в моё лицо
Тёплым носом своим уткнись.

Как сбежать мне от дикой, негаснущей боли
И куда, если в круге мирском — пустота?
Боже, как я любил, возвращаясь с гастролей,
Встретить белый пропеллер хвоста.

Но ты однажды мне рассказал,
Что наступит чудесный миг,
И разбудит мои глаза
Твой шершавый лизун-язык.

Знает Бог лишь один, как мы весело жили,
Целовались и дрались в высокой траве.
Я мечтал, чтоб ты спел у меня на могиле,
А так вышло — я взвыл на твоей.

Видел я часто сон беспокойный 0 (0)

Видел я часто сон беспокойный,
Как за далекой рекой,
Под облаками, над колокольней,
В небе летит серый в яблоках конь.

В беге тягучем топот не слышен,
Мерно вздымается грудь.
И, поднимаясь, выше и выше,
Он исчезает, а мне не уснуть.

В руку ли сон тот, что же он значит,
Слышишь, цыганка, постой.
И отвечала старуха: «К удаче!
Будешь счастливым ты, мой золотой!»

Только ни разу больше не видел
Серого в небе коня.
Видно, я счастье в яблоках сглазил,
Видно, оно позабыло меня.