О собаках 0 (0)

Не могу я видеть без грусти
Ежедневных собачьих драк, —
В этом маленьком захолустье
Поразительно много Собак!
Есть мордастые — всякой масти!
Есть поджарые — всех тонов!
Только тронь — разорвут на части
Иль оставят вмиг без штанов.
Говорю о том не для смеху,
Я однажды подумал так:
Да! Собака — друг человеку.
Одному,
А другому — враг…

Баллада о собаке 0 (0)

Извечная тема стихов про сoбак…
Собака — страдает, хозяин дурак.
Хозяин — изменщик, предатель, лопух,
А пес, не простивший предательства друг.
И жизнь под трамваем кончает тот пес,
А может, под поезд его бес занес,
А может, он бросится в прорубь, под лед,
А то, под автобусом гибель найдет.

Я знаю, собаки нас любят и ждут,
А люди нередко собак продают.
Я сам, хоть невольно, собаку предал,
Когда в день отъезда соседке отдал.
Но пес все же выжил. Немного скучал,
Скулил первой ночью, потом — перестал,
Не ел только день, на второй — слопал суп,
А пес был хороший и был он не глуп.

Я думаю так: псы умнее людей,
Они отличают врагов от друзей,
Они понимают, кто предал кого,
И жизнь не пойдут отдавать за того,
Кто их забывает, как лишнюю вещь,
Кто чувства друзей не умеет беречь.

Но все же, замечу, и между собак
Найдется предатель, стервец и дурак,
Двуличные есть и продажные есть,
Готовые, даже, хозяина съесть.
Поэтому трудно черту подвести,
Кто прав и не прав и кого тут простить?

Хотя, в основном, человек предает,
Уже даже тем, что он осознает
Поступок на уровне мысли,
А пес
До этого смысла пока не дорос.

А кроме того, чтобы лучше нам стать,
Нам надо кого-то в пример себе брать.
Мы взяли собаку — не плох эталон,
Хотя человеческой сутью взращен.

Лаки 0 (0)

Тёплый вечер входил в тишину Комарова,
И не ново нам было встречать его врозь.
Я тебе постелил мягкий лапник еловый
И земли бросил тёплую горсть.

Будут сосны шуметь, ветер дунет с залива,
Где ты белой стрелой белых чаек гонял.
И я помню твой смех — он всегда был счастливым,
Ведь ни в чём ты отказа не знал.

Беспокойный встревожит сон —
Не всегда безмятежна жизнь.
Я проснусь — ты в моё лицо
Тёплым носом своим уткнись.

Как сбежать мне от дикой, негаснущей боли
И куда, если в круге мирском — пустота?
Боже, как я любил, возвращаясь с гастролей,
Встретить белый пропеллер хвоста.

Но ты однажды мне рассказал,
Что наступит чудесный миг,
И разбудит мои глаза
Твой шершавый лизун-язык.

Знает Бог лишь один, как мы весело жили,
Целовались и дрались в высокой траве.
Я мечтал, чтоб ты спел у меня на могиле,
А так вышло — я взвыл на твоей.

Мне сказала знакомая собака 0 (0)

Мне сказала знакомая собака,
Что жила у любимого в доме:
– Как трудны мне ваши экивоки,
Мне неловко за вас и больно.
Я тебя полюбить успела
И люблю мою добрую хозяйку,
И детишек её, и маму
В тёплых тапках из меха кошки.

И глянула честными глазами, –
Так и я когда-то глядела.
И сахар взяла без пижонства:
Дружба дружбой, а правда правдой.

С той поры прошло четыре года.
Я давно не бываю в этом доме.

Первый год я бегала топиться.
На второй всё ждала: вернётся.
Третий был карусель без веселья.
А теперь помню только собаку.

Яшка 0 (0)

Учебно-егерский пункт в Мытищах,
В еловой роще, не виден глазу.
И все же долго его не ищут.
Едва лишь спросишь — покажут сразу.

Еще бы! Ведь там не тихие пташки,
Тут место веселое, даже слишком.
Здесь травят собак на косматого мишку
И на лису — глазастого Яшку.

Их кормят и держат отнюдь не зря,
На них тренируют охотничьих псов,
Они, как здесь острят егеря,
«Учебные шкуры» для их зубов!

Ночь для Яшки всего дороже:
В сарае тихо, покой и жизнь…
Он может вздремнуть, подкрепиться может,
Он знает, что ночью не потревожат,
А солнце встанет — тогда держись!

Егерь лапищей Яшку сгребет
И вынесет на заре из сарая,
Туда, где толпа возбужденно ждет
И рвутся собаки, визжа и лая.

Брошенный в нору, Яшка сжимается.
Слыша, как рядом, у двух ракит,
Лайки, рыча, на медведя кидаются,
А он, сопя, от них отбивается
И только цепью своей гремит.

И все же, все же ему, косолапому,
Полегче. Ведь — силища… Отмахнется…
Яшка в глину уперся лапами
И весь подобрался: сейчас начнется.

И впрямь: уж галдят, окружая нору,
Мужчины и дамы в плащах и шляпах,
Дети при мамах, дети при папах,
А с ними, лисий учуя запах,
Фоксы и таксы — рычащей сворой.

Лихие «охотники» и «охотницы»,
Ружья-то в руках не державшие даже,
О песьем дипломе сейчас заботятся,
Орут и азартно зонтами машут.

Интеллигентные вроде люди!
Ну где же облик ваш человечий?
— Поставят «четверку», — слышатся речи, —
Если пес лису покалечит.
— А если задушит, «пятерка» будет!

Двадцать собак и хозяев двадцать
Рвутся в азарте и дышат тяжко.
И все они, все они — двадцать и двадцать
На одного небольшого Яшку!

Собаки? Собаки не виноваты!
Здесь люди… А впрочем, какие люди?!
И Яшка стоит, как стоят солдаты,
Он знает, пощады не жди. Не будет!

Одна за другой вползают собаки,
Одна за другой, одна за другой…
И Яшка катается с ними в драке,
Израненный, вновь встречает атаки
И бьется отчаянно, как герой!

А сверху, через стеклянную крышу, —
Десятки пылающих лиц и глаз,
Как в Древнем Риме, страстями дышат:
— Грызи, Меркурий! Смелее! Фас!

Ну, кажется, все… Доконали вроде!..
И тут звенящий мальчиший крик:
— Не смейте! Хватит! Назад, уроды! —
И хохот: — Видать, сробел ученик!

Егерь Яшкину шею потрогал,
Смыл кровь… — Вроде дышит еще — молодец!
Предшественник твой протянул немного.
Ты дольше послужишь. Живуч, стервец!

День помутневший в овраг сползает,
Небо зажглось светляками ночными,
Они надо всеми равно сияют,
Над добрыми душами и над злыми…

Лишь, может, чуть ласковей смотрят туда,
Где в старом сарае, при егерском доме,
Маленький Яшка спит на соломе,
Весь в шрамах от носа и до хвоста.

Ночь для Яшки всего дороже:
Он может двигаться, есть, дремать,
Он знает, что ночью не потревожат,
А утро придет, не прийти не может,
Но лучше про утро не вспоминать!

Все будет снова — и лай и топот,
И деться некуда — стой! Дерись!
Пока однажды под свист и гогот
Не оборвется Яшкина жизнь.

Сейчас он дремлет, глуша тоску…
Он — зверь. А звери не просят пощады…
Я знаю: браниться нельзя, не надо,
Но тут, хоть режьте меня, не могу!

И тем, кто забыл гуманность людей,
Кричу я, исполненный острой горечи:
— Довольно калечить души детей!
Не смейте мучить животных, сволочи!

Мой пёс 0 (0)

Мой пёс простудился
И стал безголосым.
Котёнок шмыгнул
У него перед носом,
А бедный больной
Даже тявкнуть не мог.
Вот до чего
Тяжело занемог!

Стихи о рыжей дворняге 0 (0)

Хозяин погладил рукою
Лохматую рыжую спину:
— Прощай, брат! Хоть жаль мне, не скрою,
Но все же тебя я покину.

Швырнул под скамейку ошейник
И скрылся под гулким навесом,
Где пестрый людской муравейник
Вливался в вагоны экспресса.

Собака не взвыла ни разу.
И лишь за знакомой спиною
Следили два карие глаза
С почти человечьей тоскою.

Старик у вокзального входа
Сказал:- Что? Оставлен, бедняга?
Эх, будь ты хорошей породы…
А то ведь простая дворняга!

Огонь над трубой заметался,
Взревел паровоз что есть мочи,
На месте, как бык, потоптался
И ринулся в непогодь ночи.

В вагонах, забыв передряги,
Курили, смеялись, дремали…
Тут, видно, о рыжей дворняге
Не думали, не вспоминали.

Не ведал хозяин, что где-то
По шпалам, из сил выбиваясь,
За красным мелькающим светом
Собака бежит задыхаясь!

Споткнувшись, кидается снова,
В кровь лапы о камни разбиты,
Что выпрыгнуть сердце готово
Наружу из пасти раскрытой!

Не ведал хозяин, что силы
Вдруг разом оставили тело,
И, стукнувшись лбом о перила,
Собака под мост полетела…

Труп волны снесли под коряги…
Старик! Ты не знаешь природы:
Ведь может быть тело дворняги,
А сердце — чистейшей породы!

Собака (Стихотворение в прозе) 0 (0)

Нас двое в комнате: собака моя и я. На дворе воет страшная, неистовая буря.

Собака сидит передо мною — и смотрит мне прямо в глаза.

И я тоже гляжу ей в глаза.

Она словно хочет сказать мне что-то. Она немая, она без слов, она сама себя не понимает — но я ее понимаю.

Я понимаю, что в это мгновенье и в ней и во мне живет одно и то же чувство, что между нами нет никакой разницы. Мы тожественны; в каждом из нас горит и светится тот же трепетный огонек.

Смерть налетит, махнет на него своим холодным широким крылом…

И конец!

Кто потом разберет, какой именно в каждом из нас горел огонек?

Нет! это не животное и не человек меняются взглядами…

Это две пары одинаковых глаз устремлены друг на друга.

И в каждой из этих пар, в животном и в человеке — одна и та же жизнь жмется пугливо к другой.

Собачкины огорчения 0 (0)

В лесочке над речкой
Построена дачка.
На дачке живёт
Небольшая собачка.
Собачка довольна
И лесом, и дачей,
Но есть огорчения
В жизни собачей.
Во-первых,
Собачку слегка обижает,
Что дачу
Высокий забор окружает.
Ведь если б не этот
Противный забор,
То с кошками
Был бы другой разговор!
Её огорчает,
Что люди забыли
Придумать
Собачкины автомобили.
Собачка
Обиды терпеть не желает:
Она на машины отчаянно лает!
Ей грустно глядеть
На цветочные грядки:
Они у хозяев
В таком беспорядке!
Однажды собачка их славно вскопала,
И ей же — представьте! —
За это попало!
Хозяин
Собачку за стол не сажает,
И это, понятно, её обижает:
Не так уж приятно
Приличной собачке
Сидеть на полу,
Ожидая подачки!
Но дайте собачке
Кусочек печенья —
И сразу окончатся
Все огорченья!

Собака 0 (0)

Она с утра лежит не лая,
Она собака пожилая.

Ей надоело лаять, злиться…
Большая, рыжая, как львица,
Она лежит не шевелится
И смотрит молча, не ворча,
На прилетевшего грача.

А этот грач
Совсем не глуп:
Из чашки пьет
Собачий суп.

— Ты что молчишь? —
Кричит ей кто-то.
Ей даже тявкнуть
Неохота,
Ее с утра
Берет дремота…

Собака спит.
Ей снится детство:
Она щенок,
И все кричат:
«Да замолчи ты,
Наконец-то!
Опять ты лаешь
На грачат!»

О собаке 0 (0)

Собака — это мое сердце, бьющееся у ног

Умирала долго и мучительно,
Словно всех хотела повидать.
И в глаза смотрела обреченно.
Светлая была собака, что сказать.

Мы скорбели, дух перехватило.
И слеза сама бежала по лицу.
А она в глаза смотрела виновато,
Словно извиняясь за беду.
За беду, что встала так нежданно,
Выбив всех из колеи.

А давно ль была такой веселой!
Как встречала, мчалась по двору!
Кто идет с работы, кто — из школы…
Как любила ласку добрых рук!

И гулять смешно ходила, в лес,
особо по грибы.
Сломя голову носившись,
ляжет в зелень на лугу,
И в глазах ее читаешь:
дальше, други, не пойду.
Я не борзая какая,
Я, пожалуй, отдохну.

Помнится, друзья вторили в голос,
Мол, собаке крупно повезло:
В сытости, в тепле… А мы-то знали:
Драгоценно нам ее тепло!

Лапы ставила на плечи,
Обнимала, как родных,
И лизала в умиленье,
Будто сладкий мед пролит.

С малых лет дочурка опекала — Оля,
Потчевала, радостно ласкала,
Всякому учила день за днем.
Дрессировала: фас, возьми,
Ну а если пес ты добрый,
Злость не передастся, хоть распни.

Как бы ни любила всю округу,
Самой близкой Оля ей была.
И лечила и кормила, сострадала,
что есть силы,
Но спасти собаки милой
Божья воля не дала.

День за днем, неделя за неделей
Жили не тужили… А потом
И года, как листья, полетели
Прочь и прочь, за дальний горизонт.

А потом привычная поляна
Приютила — и уже навек! —
Существо с любовью непрестанной,
Доброе, как добрый человек.

По весне на этом месте
Серебрится разноцветьем
Полевых цветов букет.
Словно радугой волшебной
Посылая нам свой свет.