Лермонтов 0 (0)

Душной ночью перед дуэлью
Долго Лермонтову не спалось,
Все следил он, как звезды тлели,
Как, срываясь, летели вкось…

Надоел ему шум курортный:
Шепот сплетен и пересуд.
Нет, поэту нельзя быть гордым:
Вмиг завистники загрызут!

Ни любви у них, ни доверья.
Да и в сущности, может быть,
На земле лишь одни деревья
Могут рядом, не ссорясь, жить.

А в сиятельной этой своре,
Средь насильников и калек,
Лишь один и был человек –
Им же выдуманный Печорин.
…….

Вот иду я по той тропинке.
Где когда-то бродил поэт.
Где он в яростном поединке
Грудь подставил под пистолет…

Став навек ему пьедесталом,
От ущелий до горных круч
Завернулся Машук усталый
В черный траур грозовых туч.

И осипшим ручным медведем,
Что хозяина потерял,
Над ущельями воет ветер,
Залетая на перевал.

Камни шепчутся возмущенно:
Как стерпели друзей сердца?
Как оставили неотмщенной
Благородную кровь певца?!

Почему же никто – от имени
Оскорбленных людских сердец! –
Не сумел возвратить Мартынову
Тот проклятый его свинец?!

Почему (бог с ним, с пистолетом!),
Не пугаясь опальным стать,
Гневных строчек «На смерть поэта»
Не посмел никто написать?!

Родня 0 (0)

У нашей бабушки семья
Была родней своей богата:
Братья, сватья да кумовья,
Да дети их, да их внучата…

Бывало, сколь всегда гостей,
Застолий шумных да ночевок!
Да сколь бессчетных новостей –
От всех невесток и золовок!

И сколько тут приветных слов
И самых ласковых присловий –
От деверьев да от шурьев,
От снох, от тещ и от свекровей.

Как дуб на жилистых корнях
Весь род стоял – не на знакомстве,
А на зятьях да ни дядьях,
На пращурах да на потомстве.

И были беды не страшны,
Поскольку, крепче чем стенами,
Здесь были все окружены
В родстве живущими друзьями!

Старый маршал 0 (0)

Встречается мне часто на прогулке
На скверике, где дети и мамаши,
Морщинистый по-стариковски хрупкий,
С мохнатым шарфом…
отслуживший маршал.

Он с малышами возится от скуки,
Но офицеры, провожая дам,
При встречи с ним бледнеют вдруг
и руки
Вытягивают коротко по швам!

А он, не глядя ковыляет мимо,
Как будто он совсем уж и не он.
Лишь пахнет дымом маршальское имя,
И шум листвы над ним как шум знамен.

И каждый раз, когда по переулку
Он стариковской палочкой стучит,
Мне слышится раскат орудий гулких,
Рев авиации, победный звон копыт!

А многие проходят — и не видят,
И часто мне покоя не дает:
Вдруг кто случайно старика обидит,
Заденет, обругает иль толкнет?!

Аскеты 0 (0)

Кажись бы, утрата невелика,
Что в лексике наших лет
Из обиходного языка
Исчезло слово «аскет»!

Куда б этот термин употребить?
Иные слова в чести.
Довлеют глаголы: «достать», «добыть»,
«Добиться», «приобрести».

А все же к чему прибедняться нам?
Характер аскета жив:
Он так же, как прежде, суров и прям,
Не суетен и не лжив.

Нет волчьей алчности у него,
И сущность его мудра:
Не нужно лишнего ничего –
Ни почестей, ни добра.

И, как ни хитри, в вековечной мгле
Лишь тот оставляет след,
Кто слыл подвижником на земле,
Кто прожил жизнь как аскет.

Имя поэта 0 (0)

Не вином, лошадьми или теннисом
Вдохновлялся поэт Альфред Теннисон,

Если в сердце строка не бьется,
Не мечтается, не поется –

Он твердит, точно пунш пьет пенистый:
«Альфред Теннисон,
Альфред Теннисон,
Альфред Теннисон,
Альфред Теннисон!..»

И ведет его это звучание –
Как набат! Как на царство венчание!

Жизнь поэта – за славу он выменял!
Вся вселенная – в собственном имени:

И года… И волынок мотивы…
И страдания леди Годивы…

Сухая трава 0 (0)

На ранней зорьке чуточку морозило,
Спешили мы добраться до Москвы,
На берегу Теряевского озера
Нарвал я сноп увянувшей травы.

Не знаю: на красу ли, на забавушку,
Не ведая, как кличется она,
В пустой кувшин воткнул я эту травушку
И надолго оставил у окна…

Уж сколько лет с поездки этой минуло.
Бежали дни. Чего в них только нет!..
Трава грустила светлая и милая,
И мирно украшала кабинет.

Случилось лето душное и влажное.
Везде, как дым, с утра висела мгла.
И вдруг трава сухая, что бумажная,
Проснулась, задышала, зацвела.

Она весь дом цветением заполнила,
Раскрыла все метелочки свои
И почему-то тихо мне напомнила
О давней, о забывшейся любви.

Теперь я знаю, что со мной ни станется
И сколько долгих лет ни утечет,
Та боль со мной вовеки не расстанется:
Проснется вдруг, задышит, зацветет!..

Куликово поле 0 (0)

Что я знал? Что понял?
Где весь век витал?
Куликова поля
Даже не видал!..

Ну! Скорей в дорогу!
К черту свой насест!
Что же есть дороже
Этих славных мест?

Луч рассвета полил
Ровные поля…
Куликово поле —
Кровная земля.

Отворяю дверцу,
Прямо грудью всей
Припадаю к сердцу
Родины моей…

Куликово поле,
Наш лучистый храм,
Сроду в лучшей школе
Не учиться нам!

Плохо мы дружили,
Туго нам пришлось:
Стойкие дружины
Полегли поврозь.

Куликово поле,
Ты рукой своей
Закалило копья
Храбрых сыновей.

Ты сказало братьям:
«Помните, князья,
Перед вражьей ратью
Ссориться нельзя!»

Куликово поле,
Матерь всем полям,
Тут и кровь и порох —
С пеплом пополам.

Я упал средь нивы,
Землю целовал,
Я таким счастливым
Сроду не бывал.

Кликало на подвиг.
Спасало от бед.
Куликово поле,
Спасибо тебе!

Сокровища древнего храма 0 (0)

Сын взбирается на колени…
Но не яблок, не леденцов,
Снова юное поколение
Сказок требует от отцов…

А отец молчит озадаченно…
Вспоминает: война, страда:
Жизнь была далеко не сказочна.
Но чудна порой. Хоть куда!

…Шли бои в иностранном городе…
Враг укрылся в старинный храм.
А тот храм был в червонном золоте.
Весь с мозаикой по стенам.

Мы вломились в дверь с автоматами.
В дымке пороха и махры.
А кругом — душный запах ладана.
Алтари. Святые дары.

Как их там: стихари парчовые…
Образа в золотых лучах…
Митры, скатерти кумачовые —
В ярких яхонтах, в жемчугах…

На полу полыхают грудами
Ризы, сорванные с икон,
Сплошь — с алмазами, с изумрудами.
Всё — ничуть не волшебный сон.

Не боясь, видно, «кары божеской»,
Отступающие враги
Жадной шайкой разбойнической
В церкви грабили сундуки.

Верно, мнили себя уж крезами —
Из восточных былых легенд.
Только мы им пути отрезали,
Все отняли в одни момент.

К удивленью попов той местности,
Мы, трофеям ведя подсчет,
Все церковные драгоценности
Сдали в целости под отчет.

И, на знамя держа равнение,
(Сплошь — безбожники. На века!)
Мы с церковным благословением
Уходили из городка…

Русские бани 0 (0)

Пускай не лгут про наш народ:
Какой он был «забитый»,
Как жил вдали от всех щедрот –
«Забытый» да «немытый»!..

Я от души напомнить рад,
Что мир – по всем преданьям –
Еще две тыщи лет назад
Дивился русским баням.

Хоть труден был у предков быт,
Хоть мало было денег,
Но искони в почете был
В народе банный веник!

Всяк путник удивлен был тем,
Как, распалясь, славяне,
«Не принуждаемы никем,
Секут себя прутьями!»

Поднесь у нас холсты белят,
Чтоб ярче были ткани,
И добела полы скоблят,
И жарко топят бани.

И, как исконная черта
Прямой души славянской,
Вошла навеки чистота
И в дом и в дух крестьянский.

Разноцветье 0 (0)

Гляньте как у нас в поселке
Стали колером играть:
Стали синие светелки
Алой жестью покрывать.

Каждый дом раскрашен хитро,
Именинником глядит,
А наличник, как палитра,
Полной радугой горит.

Кое-кто порой смеется:
Дескать, зря блажит народ!
Мне ж, по совести, сдается:
Все – совсем наоборот!..

Кабы жить нам не мешали
То разрухой, то войной,
Мы б всю Русь порасписали
Той жар-птичьей хохломой!

Псковитянка 0 (0)

Плыли тучи над Изборском,
Над ручьем, бегущим в путь.
Над кремнистым перекрестком,
Породнившим Русь и Чудь…

Дым висел над вещим камнем.
Над веками бурь – былых,
Над собором стародавним
И над ликами святых.

Журавли трубили в трубы
Над холодной мглой озер,
Над Крутым холмом, где Трувор
Ставил княжеский шатер…

Это все сошлось во взоре
У художницы одной,
Что в Михайловском соборе
Познакомилась со мной…

…Я не знаю, чем другие
Обольщаются в любви, –
Мне дарили даль России
Очи синие твои.

Пожелание 0 (0)

Дай бог сберечь мне на земле
Тот восхищенный взгляд,
Каким мальчишки на селе
На радугу глядят.

Еще дай бог, чтоб дольше мог
У речки, у волны
Ловить не рыбку на крючок,
А радость тишины.

Чтоб ни корыстный интерес
Ни карьеристский рост
Не заслонили синь небес
И трепетанье звезд.

Все заповедные дары
От века не просты:
Без настоящей доброты
Не видеть красоты!

Чужие 0 (0)

Н. С.

Мы и вправду с ней – чужие,
Зря я мучился, любя:
Все красивые такие
Влюблены в самих себя.

Не для нас все их наряды,
Их круженье на балах:
Просто сами очень рады
Отразиться в зеркалах.

Все они в душе – актрисы!
Сколь от горя ни крушись,
Им мерещатся кулисы
Там – где истинная жизнь…

У красивых, у спесивых
Нет таланта так любить,
Чтоб в чужих глазах счастливых
Свое счастье находить!

Мне бы жизнь твою как кинопленку 0 (0)

Мне бы жизнь твою как кинопленку,
Прокрутить лет на восемь назад.
Чтоб была ты тонкою девчонкой,
Чистой-чистой как весенний сад.

И чтоб ливней хлещущие струи
Набело, навеки, до конца
Смыли все чужие поцелуи
С твоего любимого лица!

Я бы даже птицей обернулся,
Я бы пел звончей, чем соловьи:
«Не целуйся! Слышишь: не целуйся!
Слышишь: не целуйся – без любви!..»

Дождь в лесу 0 (0)

Встретились в лесу не с волком –
С волглым запахом дождя.
Робко спрятались под елкой,
Возмущаясь и дрожа…

Ждали, что тоскливо станет,
Когда дождь замолотил;
А он вдруг пустился в танец
Под затейливый мотив;

Пробудился шорох вешний –
Будто память давних дней…
Ожерельями орешник
Весь оделся – до корней…

А потом меж тонких сосен,
В кронах вымокших берез
Просияла в небе просинь –
Как улыбка после слез…