Ода вечной мерзлоте 5 (1)

Перевод с якутского И. Фонякова.

Край таёжный, край родимый мой,
Дивная якутская равнина!
Воздух здесь и летом, и зимой
Свеж, как нельмовая строганина.

Если здесь ты прежде не бывал –
Знай, читатель мой и собеседник:
Здесь, как в доме, есть внизу подвал –
Мерзлота, природный вечный ледник.

Там чистейший лёд пластами сжат,
Там, на удивленье поколеньям,
Словно в холодильнике, лежат
Мамонты, не тронутые тленьем.

И восходит свежесть от земли,
И гуляют ветры на просторе,
Чтобы здесь прижиться не смогли
Всяческие гнилостные хвори.

Ну, а если всё-таки за год
Наберётся грязи и отбросов –
Всё сметёт весенний ледоход,
Смелет всё — и никаких вопросов!

Ничего не смыслят в жизни те,
Кто твердит в досужие минуты:
Мол, живут на вечной мерзлоте
Эти разнесчастные якуты.

Да, земля суровая у нас,
Жизнь трудна и нелегка работа:
В недрах превращаются в алмаз
Пролитые нами капли пота.

Но одну заветную мечту
Берегу в душе, пока живу я:
Сохранить бы эту чистоту,
Молодость и свежесть вековую!

Он пел по-эвенски 5 (1)

Перевод с якутского И. Фонякова.

Свет полярного сиянья
над равниной полыхал.
В тишине гортанный голос
то звенел, то затихал.

Мы совсем не замечали,
как в пути часы текут,
Потому что нам за песней
песню пел седой якут.

Песня долгая летела,
пропадая вдалеке.
Вдруг я слышу, что запел он
на эвенском языке!

Песня долгая звучала,
неподдельна и нова,
Я тогда же на якутский
перевел её слова:

«Здесь мы выросли — где птичка,
замерзая на лету,
ударяется со звоном
о земную мерзлоту.

Но вовеки не покинем
землю, где мы родились,
Потому что наши корни
в той земле переплелись.

Здесь, где лют мороз, где летом
реки чистые текут,
с давних пор живут, как братья,
юкагир,
эвен,
якут.

Хоть земля, конечно, эта
и сурова, и трудна,
с давних пор околдовала
и пленила нас она.

И одни сегодня цели
нас волнуют и влекут,
и шагают вместе, рядом
юкагир,
эвен,
якут!».

Тут с певцом я поравнялся,
и вопрос мой был таков:
«Друг почтенный, ты скажи мне,
сколько знаешь языков?».

«Пять! — сказал он, не промедлив,
не задумавшись ничуть. —
К трём прибавь ещё чукотский,
да и русский не забудь.

На любом с людьми столкуюсь,
на любом тебе спою
и на всех я не устану
славить Родину свою!».

Вот такие полиглоты
есть в краю полярных вьюг!
Позавидуй им, профессор,
давний мой учёный друг!

Ну, а впрочем, ничего здесь
удивительного нет,
Потому что наша дружба —
лучший университет.

И опять гортанный голос
то звенел, то затихал,
Свет полярного сиянья
над равниной полыхал!

Якутские кони 0 (0)

Перевод с якутского И. Фонякова.

Когда повстречаюсь я в жизни с тоской,
Устану за счастьем в погоне,
Мне грезятся кони над Яной-рекой,
Якутские вольные кони.

Там длинных сугробов зубчаты верхи,
А серая дымка тумана
Мутней недоваренной жирной ухи
Из рыбы озёрной — гольяна.

И кони летят сквозь туманную муть,
Пьянея от резвого бега,
Умея вслепую отыскивать путь
И корм добывать из-под снега.

Недаром они родились не в тепле,
Не солнечным, ласковым летом:
Весенние заморозки, по земле
Шагая, трещали при этом.

И кто же сказал, что бедна и скудна
Якутская наша землица?
И силой, и крепостью с нами она
Ещё не устала делиться!

Когда ж повстречаюсь я в жизни с тоской,
Устану за счастьем в погоне —
Приснитесь мне, кони под Яной-рекой,
Якутские вольные кони!