Дверь полуоткрыта 0 (0)

Дверь полуоткрыта,
Веют липы сладко…
На столе забыты
Хлыстик и перчатка.

Круг от лампы желтый…
Шорохам внимаю.
Отчего ушел ты?
Я не понимаю…

Радостно и ясно
Завтра будет утро.
Эта жизнь прекрасна,
Сердце, будь же мудро.

Ты совсем устало,
Бьешься тише, глуше…
Знаешь, я читала,
Что бессмертны души.

Так отлетают темные души 0 (0)

Так отлетают темные души…
— Я буду бредить, а ты не слушай.

Зашел ты нечаянно, ненароком —
Ты никаким ведь не связан сроком,

Побудь же со мною теперь подольше.
Помнишь, мы были с тобою в Польше?

Первое утро в Варшаве… Кто ты?
Ты уж другой или третий?— «Сотый!»

— А голос совсем такой, как прежде.
Знаешь, я годы жила в надежде,

Что ты вернешься, и вот — не рада.
Мне ничего на земле не надо,

Ни громов Гомера, ни Дантова дива.
Скоро я выйду на берег счастливый:

И Троя не пала, и жив Эабани,
И всё потонуло в душистом тумане.

Я б задремала под ивой зеленой,
Да нет мне покоя от этого звона.

Что он?— то с гор возвращается стадо?
Только в лицо не дохнула прохлада.

Или идет священник с дарами?
А звезды на небе, а ночь над горами…

Или сзывают народ на вече?—
«Нет, это твой последний вечер!»

Каждый день по-новому тревожен 0 (0)

Каждый день по-новому тревожен,
Все сильнее запах спелой ржи.
Если ты к ногам моим положен,
Ласковой, лежи.

Иволги кричат в широких кленах,
Их ничем до ночи не унять.
Любо мне от глаз твоих зеленых
Ос веселых отгонять.

На дороге бубенец зазвякал —
Памятен нам этот легкий звук.
Я спою тебе, чтоб ты не плакал,
Песенку о вечере разлук.

Эта встреча никем не воспета 0 (0)

Эта встреча никем не воспета,
И без песен печаль улеглась.
Наступило прохладное лето,
Словно новая жизнь началась.

Сводом каменным кажется небо,
Уязвленное желтым огнем,
И нужнее насущного хлеба
Мне единое слово о нем.

Ты, росой окропляющий травы,
Вестью душу мою оживи,-
Не для страсти, не для забавы,
Для великой земной любви.

Сразу стало тихо в доме 0 (0)

Сразу стало тихо в доме,
Облетел последний мак,
Замерла я в долгой дреме
И встречаю ранний мрак.

Плотно заперты ворота,
Вечер черен, ветер тих.
Где веселье, где забота,
Где ты, ласковый жених?

Не нашелся тайный перстень,
Прождала я много дней,
Нежной пленницею песня
Умерла в груди моей.

Ждала его напрасно много лет 0 (0)

Ждала его напрасно много лет.
Похоже это время на дремоту.
Но воссиял неугасимый свет
Тому три года в Вербную субботу.
Мой голос оборвался и затих —
С улыбкой предо мной стоял жених.

А за окном со свечками народ
Неспешно шел. О, вечер богомольный!
Слегка хрустел апрельский тонкий лед,
И над толпою голос колокольный,
Как утешенье вещее, звучал,
И черный ветер огоньки качал.

И белые нарциссы на столе,
И красное вино в бокале плоском
Я видела как бы в рассветной мгле.
Моя рука, закапанная воском,
Дрожала, принимая поцелуй,
И пела кровь: блаженная, ликуй!

Сероглазый король 0 (0)

Слава тебе, безысходная боль!
Умер вчера сероглазый король.

Вечер осенний был душен и ал,
Муж мой, вернувшись, спокойно сказал:

«Знаешь, с охоты его принесли,
Тело у старого дуба нашли.

Жаль королеву. Такой молодой!..
За ночь одну она стала седой».

Трубку свою на камине нашел
И на работу ночную ушел.

Дочку мою я сейчас разбужу,
В серые глазки ее погляжу.

А за окном шелестят тополя:
«Нет на земле твоего короля…»

Я и плакала и каялась 0 (0)

Я и плакала и каялась,
Хоть бы с неба грянул гром!
Сердце темное измаялось
В нежилом дому твоем.
Боль я знаю нестерпимую,
Стыд обратного пути…
Страшно, страшно к нелюбимому,
Страшно к тихому войти,
А склонюсь к нему нарядная,
Ожерельями звеня;
Только спросит: «Ненаглядная!
Где молилась за меня?»

О тебе вспоминаю я редко 0 (0)

О тебе вспоминаю я редко
И твоей не пленяюсь судьбой,
Но с души не стирается метка
Незначительной встречи с тобой.

Красный дом твой нарочно миную,
Красный дом твой над мутной рекой,
Но я знаю, что горько волную
Твой пронизанный солнцем покой.

Пусть не ты над моими устами
Наклонялся, моля о любви,
Пусть не ты золотыми стихами
Обессмертил томленья мои,—

Я над будущим тайно колдую,
Если вечер совсем голубой,
И предчувствую встречу вторую,
Неизбежную встречу с тобой.

Песня последней встречи 0 (0)

Так беспомощно грудь холодела,
Но шаги мои были легки.
Я на правую руку надела
Перчатку с левой руки.

Показалось, что много ступеней,
А я знала — их только три!
Между кленов шепот осенний
Попросил: «Со мною умри!

Я обманут моей унылой
Переменчивой, злой судьбой».
Я ответила: «Милый, милый —
И я тоже. Умру с тобой!»

Это песня последней встречи.
Я взглянула на темный дом.
Только в спальне горели свечи
Равнодушно-желтым огнем.

Проводила друга до передней 0 (0)

Проводила друга до передней,
Постояла в золотой пыли,
С колоколенки соседней
Звуки важные текли.
Брошена! Придуманное слово —
Разве я цветок или письмо?
А глаза глядят уже сурово
В потемневшее трюмо.

«Проводила друга до передней» Ахматовой

Брак Н. Гумилева и А. Ахматовой претерпел множество испытаний. В произведении «Проводила друга до передней» поэтесса повествует о своих переживаниях.

Стихотворение написано в 1913 году. Поэтессе в эту пору 24 года, она замужем за Николаем Гумилевым, воспитывает сына, издала свою дебютную книгу стихов. Молодая семья живет в Тучковом переулке. Однажды, когда Н. Гумилев был в своем длительном африканском путешествии, она была в гостях в доме его матери, помогала разбирать бумаги. Среди них обнаружилась стопка писем от поклонницы поэта. И, похоже, они не были безответны. За полгода А. Ахматова не написала мужу ни одного письма. По жанру – любовная лирика, по размеру – хорей с перекрестной рифмовкой, деления на строфы нет. Рифмы мужские и женские, открытые. Интонация, сам строй стихотворения напоминает зарисовку, прозаическую миниатюру. Лирическая героиня – сама автор. Ее бросил любимый человек. С нарочитым спокойствием она перечисляет: проводила, постояла. «Друг»: у этого слова здесь двойной смысл. «Другом» звал своих любимых в переписке и стихах А. Пушкин, чье творчество занимало А. Ахматову всю жизнь. Наконец, возможна и горькая ирония: герои могли договориться расстаться цивилизованно, оставшись «друзьями». Передняя – это прихожая. Колоколенка: чувствуется оттенок умаления. «Звуки важные»: сердце героини бунтует. Колокольный звон ей диссонансом, издевкой, равнодушием звучит. Восклицание: брошена! Ошеломленная, она уже не знает, как относиться ей к самой себе. С ней неожиданно попрощались, не считаясь с ее чувствами. Само это слово кажется ей искусственным. Как можно «бросить» человека? Вместе с тем, именно такой, застигнутой врасплох, брошенной в пыль, потерянной и ощущает себя героиня. Даже в зеркале как будто не она. Героиня изучает свое лицо, оно кажется ей другим, чужим. «Глаза уже сурово»: глаза учатся жить с этим фактом, горечь, пустившая корни в ее сердце, прорастает холодом в глазах. Она дает себе слово больше не быть столь доверчивой, хочет стать такой же буднично-безжалостной, как он – «друг». В стихотворении нет особых средств выразительности, разве что инверсия в начале, эпитет «важные», метафора «звуки текли». Трюмо – большое зеркало. Этот образ – типичный для творчества поэтессы.

Раннюю лирику А. Ахматовой часто сравнивают с новеллистикой, только поэтесса раскрывает не развитие событий и действий, а историю собственной души.

Небывалая осень 0 (0)

Небывалая осень построила купол высокий,
Был приказ облакам этот купол собой не темнить.
И дивилися люди: проходят сентябрьские сроки,
А куда провалились студеные, влажные дни?..
Изумрудною стала вода замутненных каналов,
И крапива запахла, как розы, но только сильней,
Было душно от зорь, нестерпимых, бесовских и алых,
Их запомнили все мы до конца наших дней.
Было солнце таким, как вошедший в столицу мятежник,
И весенняя осень так жадно ласкалась к нему,
Что казалось — сейчас забелеет прозрачный
подснежник…
Вот когда подошел ты, спокойный, к крыльцу моему.

Муж хлестал меня узорчатым 0 (0)

Муж хлестал меня узорчатым,
Вдвое сложенным ремнём.
Для тебя в окошке створчатом
Я всю ночь сижу с огнём.

Рассветает. И над кузницей
Подымается дымок.
Ах, со мной, печальной узницей,
Ты опять побыть не мог.

Для тебя я долю хмурую,
Долю-муку приняла.
Или любишь белокурую,
Или рыжая мила?

Как мне скрыть вас, стоны звонкие!
В сердце темный, душный хмель,
А лучи ложатся тонкие
На несмятую постель.

Как соломинкой, пьешь мою душу 0 (0)

Как соломинкой, пьешь мою душу.
Знаю, вкус ее горек и хмелен.
Но я пытку мольбой не нарушу.
О, покой мой многонеделен.

Когда кончишь, скажи. Не печально,
Что души моей нет на свете.
Я пойду дорогой недальней
Посмотреть, как играют дети.

На кустах зацветает крыжовник,
И везут кирпичи за оградой.
Кто ты: брат мой или любовник,
Я не помню, и помнить не надо.

Как светло здесь и как бесприютно,
Отдыхает усталое тело…
А прохожие думают смутно:
Верно, только вчера овдовела.

Пo твердому гребню сугроба 0 (0)

Пo твердому гребню сугроба
В твой белый, таинственный дом
Такие притихшие оба
В молчание нежном идем.
И слаще всех песен пропетых
Мне этот исполненный сон,
Качание веток задетых
И шпор твоих легонький звон.