Перед атакой 5 (1)

Когда на смерть идут,- поют,
а перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою —
час ожидания атаки.
Снег минами изрыт вокруг
и почернел от пыли минной.
Разрыв — и умирает друг.
И, значит, смерть проходит мимо.
Сейчас настанет мой черед,
За мной одним идет охота.
Ракеты просит небосвод
и вмерзшая в снега пехота.
Мне кажется, что я магнит,
что я притягиваю мины.
Разрыв — и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.
Но мы уже не в силах ждать.
И нас ведет через траншеи
окоченевшая вражда,
штыком дырявящая шеи.
Бой был коротким.
А потом
глушили водку ледяную,
и выковыривал ножом
из-под ногтей я кровь
чужую.

Ты дал нам мужества 0 (0)

Ты дал нам мужества —
На? сто жизней!
Пусть земли кружатся,
Мы — недвижны.

И ребра — стойкие
На мытарства:
Дабы на койке нам
Помнить — Царство!

Свое подобье
Ты в небо поднял —
Великой верой
В свое подобье.

Так дай нам вздоху
И дай нам поту —
Дабы снести нам
Твои щедроты!

Суровый год, суровая погода 0 (0)

Суровый год, суровая погода
Круговорот — затягивает всех
Есть честь и слава у тех людях,
Которые за мужество готовы умереть

За слово чести, за поступки жизни
Он шел всю жизнь и не смотрел назад
Всю мразь и фальшь, с которыми не дружат
Он мужество свое приобретал

А что для Вас — смазливые ребята
И честь, и слово простого мужика
Который каждый день, проходя через гадость
Имеет цель быть мужественным всегда

Быть честным в жизни — глядя всем в глаза,
Понять печаль, не принимая внутрь
Спасать людей не став их в жизни мучить
Ведь мужество и будет его путь…..

Чтоб стать мужчиной — мало им родиться 4.5 (2)

Чтоб стать мужчиной — мало им родиться,
чтоб стать железом — мало быть рудой.
Ты должен переплавиться, разбиться,
И, как руда, пожертвовать собой.
Как трудно в сапогах шагать в июле,
но ты — солдат, и все сумей принять:
от поцелуя женского до пули,
и научись в бою не отступать.
Готовность к смерти — тоже ведь оружье,
и ты его однажды примени.
Мужчины умирают, если нужно,
и потому живут в веках они.

Золотая кровь 5 (2)

«Ученые Грузии нашли золото
в составе крови человека».
(Из журнальной статьи)

Не так давно ученые открыли
Пусть небольшой, но золотой запас.
Они его не в рудниках отрыли,
Они его нашли в крови у нас.

И пусть всего-то малая частица,
Не в этом суть, а суть, наверно, в том,
Что в нашем сердце золото стучится,
И мы весь век живем, как говорится,
Согреты этим золотым огнем.

Мы знаем фразу: «золотые руки!»
Иль, скажем: «Золотая россыпь слов!»
Теперь буквально с помощью науки
Сказать мы вправе: «Золотая кровь!»

И может быть, с момента первородства,
Чем было больше золота в крови,
Тем больше было в людях благородства,
И мужества, и чести, и любви.

И я уверен в том, что у Чапая,
У Фучика, у Зои, у таких,
Кто отдал жизнь, не дрогнув, за других,
Струилась кровь по жилам золотая!

И право, пусть отныне медицина,
Ребят готовя в трудные бои,
Глядит не на процент гемоглобина,
А на проценты золота в крови.

И нет верней проверки на любовь,
На мужество и стойкость до конца.
Где полыхает золотая кровь,
Там бьются настоящие сердца!

Песня бодрости 0 (0)

Други,
Это не годится!
Чуть волна на горизонте —
Вы сейчас
На квинту лица,
Весла к черту
И — за зонтик.

Пусть волна
Поднимет лапу,
Пусть волна
По веслам стукнет —
Не смеяться и не плакать,—
Песню,
Мужество
И руки!..

Кормит жизнь
Мудреной смесью,
Пробуй всё, ценитель тонкий:
Не всегда медовый месяц,
Есть и прачка и
Пеленки.

Так чего же горячиться,
Если горечи подлито?
Пробуй,
Пробуй —
От горчицы
К мясу больше аппетита.

На Босфор склонились птицы,
И не смотрит тополь хмуро —
Тополь по осень
Гордится
Золотистой шевелюрой.

Чем же наша участь плоше?
Ах, и в будущем
И в прошлом
Столько девушек хороших
В нашем городе хорошем!..

Весел я,
Но глупо думать —
Мол, поэт в веселом рвенье
Вовсе выкинул из трюма
Грусть
И мудрое сомненье.

Никогда с одной улыбкой
Человек не станет нашим.
Хорошо,
Что плачет скрипка,
Хо-ро-шо,
Что парень пляшет.

Только нам
Ложиться рано
(Не родился и не помер)—
Уйма блох
И тараканов
В нашем строящемся доме.

Значит —
Рано ставить точку.
Это будет,
Это после.
Ну-ка, братцы,
Ки-пя-точ-ку!
Ну-ка, милые,
За весла!

Пусть волна
Поднимет лапу,
Пусть волна
По веслам стукнет —
Не смеяться и не плакать,-
Песню!
Мужество!
И руки!..

Мужество 0 (0)

Мужество —
с силою вражьей
биться, тревогу трубя,
до самой последней пули,
оставленной для себя.
А если вдруг обессилишь —
бессилье своё признать
и снова суметь подняться,
всё снова опять начать.

Неприметные герои 0 (0)

Я часто слышу яростные споры,
Кому из поколений повезло.
А то вдруг раздаются разговоры,
Что, дескать, время подвигов прошло.

Лишь на войне кидают в дот гранаты,
Идут в разведку в логово врага,
По стеклам штаба бьют из автомата
И в схватке добывают «языка»!

А в мирный день такое отпадает.
Ну где себя проявишь и когда?
Ведь не всегда пожары возникают
И тонут люди тоже не всегда!

Что ж, коль сердца на подвиги равняются,
Мне, скажем прямо, это по душе.
Но только так проблемы не решаются,
И пусть дома пореже загораются,
А люди пусть не тонут вообще!

И споры о различье поколений,
По-моему, нелепы и смешны.
Ведь поколенья, так же как ступени,
Всегда равны по весу и значенью
И меж собой навечно скреплены.

Кто выдумал, что нынче не бывает
Побед, ранений, а порой смертей?
Ведь есть еще подобие людей
И те, кто перед злом не отступают.

И подвиг тут не меньше, чем на фронте!
Ведь дрянь, до пят пропахшая вином,
Она всегда втроем иль впятером.
А он шагнул и говорит им:— Бросьте!

Там — кулаки с кастетами, с ножами,
Там ненависть прицелилась в него.
А у него лишь правда за плечами
Да мужество, и больше ничего!

И пусть тут быть любой неравной драке,
Он не уйдет, не повернет назад.
А это вам не легче, чем в атаке,
И он герой не меньше, чем солдат!

Есть много разновидностей геройства,
Но я бы к ним еще приплюсовал
И мужество чуть-чуть иного свойства:
Готовое к поступку благородство,
Как взрыва ожидающий запал.

Ведь кажется порой невероятно,
Что подвиг рядом, как и жизнь сама.
Но для того, чтоб стало все понятно,
Я приведу отрывок из письма:

«…Вы, Эдуард Аркадьевич, простите
За то, что отрываю Вас от дел.
Вы столько людям нужного творите,
А у меня куда скромней удел!

Мне девятнадцать. Я совсем недавно
Окончил десять классов. И сейчас
Работаю механиком комбайна
В донецкой шахте. Вот и весь рассказ.

Живу как все. Мой жизненный маршрут
Один из многих. Я смотрю реально:
Ну, изучу предметы досконально,
Ну, поступлю и кончу институт.

Ну, пусть пойду не узенькой тропою.
И все же откровенно говорю,
Что ничего-то я не сотворю
И ничего такого не открою.

Мои глаза… Поверьте… Вы должны
Понять, что тут не глупая затея…
Они мне, как и всякому, нужны,
Но Вам они, конечно же, нужнее!

И пусть ни разу не мелькнет у Вас
Насчет меня хоть слабое сомненье.
Даю Вам слово, что свое решенье
Я взвесил и обдумал много раз!

Ведь если снова я верну Вам свет,
То буду счастлив! Счастлив, понимаете?!
Итак, Вы предложенье принимаете.
Не отвечайте только мне, что нет!

Я сильный! И, прошу, не надо, слышите,
Про жертвы говорить или беду.
Не беспокойтесь, я не пропаду!
А Вы… Вы столько людям понапишете!

А сделать это можно, говорят,
В какой-то вашей клинике московской.
Пишите. Буду тотчас, как солдат.
И верьте мне: я вправду буду рад.
Ваш друг, механик Слава Комаровский».

Я распахнул окно и полной грудью
Вдохнул прохладу в предвечерней мгле.
Ах, как же славно, что такие люди
Живут средь нас и ходят по земле!

И не герой, а именно герои! Давно ли из
Карелии лесной Пришло письмо.
И в точности такое ж,
От инженера Маши Кузьминой.

Да, имена… Но суть не только в них,
А в том, что жизнь подчас такая светлая,
И благородство часто неприметное
Живет, горит в товарищах твоих.

И пусть я на такие предложенья
Не соглашусь. Поступок золотой
Ничуть не сник, не потерял значенья.
Ведь лишь одно такое вот решенье
Уже есть подвиг. И еще какой!

И я сегодня, как поэт и воин,
Скажу, сметая всяческую ложь,
Что я за нашу молодежь спокоен,
Что очень верю в нашу молодежь!

И никакой ей ветер злой и хлесткий
И никакая подлость не страшна,
Пока живут красиво и неброско
Такие вот, как Слава Комаровский,
Такие вот, как Маша Кузьмина!

Маленькое море 0 (0)

Смешное маленькое море –
Солено-горькая вода.
Беда? А может не беда?
Шторма потом придут туда,
Где репетиция у горя –
Всего-то свежий смелый бриз.

Каприз? Взросление? Каприз?
Отчаянье швырнуть на скалы
Пока не может. Сила волн
Слегка потреплет смелый чёлн,
И он, горяч чуть, чуть смущён,
Пристанет к берегу. Бывалый

Моряк, испытанный штормами,
В бою вдруг вспомнит детский бунт —
И цвет, и запах тех минут,
И первой мели жесткий грунт,
И песню, где «удача с нами».
И выйдет мужество на «бис».

Я сплю и снова вижу сон 0 (0)

Я сплю и снова вижу сон:
Блокпост фашистом окружен.
Я вижу бой, я вижу лица,
В которых мужество и страх.
И каждый хочет сохраниться
Убив за Родину врага.
Я вижу друга — Алексея
Он мне кричит: «прорвемся, брат»
Но вдруг судьба все изменила
И не вернуть его никак.
Тогда, закрыв лицо руками,
От боли начал я кричать,
И задавал себе вопрос:
«ну почему не я а брат?»
Глаза на небо поднимаю
Вокруг меня идет война,
А я совсем не понимаю,
Зачем же нам она нужна?
Я сплю и снова вижу сон:
Блокпост фашистом окружен.
Я вижу бой, я вижу лица,
В которых мужество и страх
И каждый хочет сохраниться
Убив за Родину врага.

Оскопи моё мужество, на героизм наплюй 5 (1)

Оскопи моё мужество
На героизм наплюй
Оплети меня кружевом
С именем «поцелуй»

Обмани мою честность
Мой нигилизм купи
Заведи меня в место
«Разума Тупики»

Напои мою трезвость
Выпачкай чистоту
В инвалидное кресло
Мою посади мечту

Проанонсируй кончину
Моих идей
Найди мне причину
Чтобы я был злодей

Сделай проблемной
Веру мою в добро
Вскрой мои вены
Выпотроши нутро

Выбран вами трудный путь 0 (0)

Выбран вами трудный путь,
А героизм — просто труд?
Себя отдали вы стране,
Не думая вот о себе.

Следы, следы вот на песке,
Домой вернулися не все.
Хотелось бы, о как сейчас,
Чтоб было все в последний раз.

Чтоб больше не пришлось бы вам,
Стрелять по людям и домам.
Чтоб поселился мир в стране,
Святой, любимой вам земле.

Смелость 0 (0)

Безыменные герои
Осажденных городов,
Я вас в сердце сердца скрою,
Ваша доблесть выше слов.

В круглосуточном обстреле,
Слыша смерти перекат,
Вы векам в глаза смотрели
С пригородных баррикад.

Вы ложились на дороге
И у взрытой колеи
Спрашивали о подмоге
И не слышно ль, где свои.

А потом, жуя краюху,
По истерзанным полям
Шли вы, не теряя духа,
К обгорелым флигелям.

Вы брались рукой умелой —
Не для лести и хвалы,
А с холодным знаньем дела —
За ружейные стволы.

И не только жажда мщенья,
Но спокойный глаз стрелка,
Как картонные мишени,
Пробивал врагу бока.

Между тем слепое что-то,
Опьяняя и кружа,
Увлекало вас к пролету
Из глухого блиндажа.

Там в неистовстве наитья
Пела буря с двух сторон.
Ветер вам свистел в прикрытье:
Ты от пуль заворожен.

И тогда, чужие миру,
Не причислены к живым,
Вы являлись к командиру
С предложеньем боевым.

Вам казалось — все пустое!
Лучше, выиграв, уйти,
Чем бесславно сгнить в застое
Или скиснуть взаперти.

Так рождался победитель:
Вас над пропастью голов
Подвиг уносил в обитель
Громовержцев и орлов.

Поэту мужества не надо 0 (0)

Поэту мужества не надо.
Поэт стоит в другом ряду.
Орфей, вернувшийся из ада,
Стыдится петь: он был в аду.

Он видел стонущие тени
Под сенью призрачных ветвей.
Он слышал их глухие пени.
Теперь он больше не Орфей.

Огнем подземного пожара
Не закален, но опален,
Одной ценой — потерей дара
За выживанье платит он.

Того, кто выжил, мир карает
Перерожденьем естества:
В нем отмирает, выгорает
Все то, чем музыка жива.

Пока кругом не пахнет серой,
Она лепечет свой пароль,
Она живет дурацкой верой
В свою особенную роль,

Еще не ведая, что отзыв —
Больница, желтый дом, тюрьма,
И что она не смысл и воздух,
А крем на торте из дерьма.

Поэту мужества не надо.
Беда нас губит на корню.
Не слышит Божеского лада
Душа, одетая в броню.

Мы различим дыханье ада
В нежнейших майских облаках,
В ночной росе, в цветенье сада,
В бутонах, гроздьях, мотыльках.

Война 0 (0)

Зажглась, друзья мои, война;
И развились знамена чести;
Трубой заветною она
Манит в поля кровавой мести!
Простите, шумные пиры,
Хвалы достойные напевы,
И Вакха милые дары,
Святая Русь и красны девы!
Забуду я тебя: любовь,
Сует и юности отравы,
И полечу, свободный, вновь
Ловить венок небренной славы!