Старость 0 (0)

Смысл старости печален и суров:
За радость покарать, унизить наказаньем…
Так, вместо возбуждающих смешков —
Разбухшие мешочки под глазами.

Нет на ладонях ласк. Ослабли пульсы зла.
Любимый отошел — не вскрикнула
от боли…
Так ревность ревматизмом заросла
В суставах, не сгибающихся боле.

И вместо властных слов — нелепый
лепет льнет
К обрюзгшим деснам… Смрад оплывшему
огарку
Прощаешь, мимо чашки каплешь йод
И желчью харкаешь на старую кухарку.

На столике — и пластырь и псалтырь…
(Твоей ли пластике рукоплескали?.. )
За окнами — постылое: пустырь,
Да ночь насмешливые звезды скалит…

Мы не стареем 0 (0)

Мы не стареем —
Мы перестаем
Страдать,
И ликовать, и ошибаться.
Перестаем
Писать стихи ночами,
Влюбляться бестолково,
А начинаем
С толком, да с умом.
Перестаем,
Почти что перестали.
Стоим,
Как будто некуда спешить.
А ведь и правда —
Некуда, пожалуй.

Немой 5 (1)

Однажды, в майский день погожий,
Упал на улице прохожий,
Упал нелепо, прямо в грязь,
Все пальцем тыкали смеясь…

И проплывали мимо лица.
Ворчали — надо ж так напиться!
А он — смотрел с мольбой на всех,
Пытаясь встать, и смех и… грех.

Бубнил неясные слова…
В крови седая голова…
C лица стекала жижей грязь,
Вокруг шептали — «быдло», «мразь»…

И обходили стороной,
В душе гордясь, я — не такой !
И с отвращением плюясь,
В грязи запачкаться боясь.

Иные — просто пряча взгляд,
Шагали мимо, мол спешат…
Поднять?… да Боже упаси!
Он как животное, в грязи.
***
Так проходил за часом — час,
Вот и закат уже погас…
Глубокой ночью лишь патруль,
Заметил в грязной луже куль…

Брезгливо пнули сапогом,
Вставай, алкаш… подвал твой дом.
Не замечали синих губ…
Он не ответил… он был — ТРУП…

***
Седой мужчина не был пьян,
Больное сердце сжал капкан,
Судьба усмешкою кривясь,
Его толкнула прямо в грязь…

Напрасно, он пытался встать,
Напрасно, он пытался звать,
Придавлен болью,как стеной…
Но вот беда… он был НЕМОЙ…
***
И может кто-нибудь из нас,
Такое видел и не раз,
Ухмылку мерзкую тая,
Авось помогут… но — не я…

Так кто ж мы… люди… или нет ?
Вопрос простой — непрост ответ.
Законы джунглей возлюбя,
Где каждый — только за себя.
***
Однажды в майский день погожий
Упал на улице прохожий…

Когда мне будет восемьдесят пять 0 (0)

Когда мне будет восемьдесят пять,
Я оглянусь на то, что было,
Мгновенья счастья буду вспоминать,
О стрелах Эроса, что не воткнулись мимо…
Я буду каждый день тебе лишь посвящать,
Лишь той единственной и милой,
С которой хлеб нелегкий разделять,
Всю жизнь пришлось – с тобою, нежной и любимой….

Когда мне будет восемьдесят пять,
Жить для Тебя я не устану,
И нежно-нежно целовать,
Уверен, что не перестану ….

Когда мне будет восемьдесят пять,
Тебе я буду благодарен,
И время поверну я вспять,
И вспомню миг, когда был ранен…
Когда пронзила сердце страсть,
Когда любовь проникла в душу,
Когда почувствовал влеченья власть,
И понял, что других уже не слышу…
Соединенье счастья, страсти и любви,
Где не было подделок – стразы,
Когда я чувствовал тебя в свой крови,
Когда во власти был экстаза….

Когда мне будет восемьдесят пять,
Я поклонюсь тебе, родная,
Как раньше мы пойдем гулять,
Как раньше взаимности не будет края…
Скажу спасибо за детей,
Союза нашего лишь воплощенье,
За то, что нет тебя родней,
За то, что приносила вдохновенье…

За то, что лишь в Тебе себя нашёл,
За твою ласку, нежность, верность,
За сложности что лишь с Тобою перешёл,
И за твою необыкновенность…

Когда мне будет восемьдесят пять,
Спрошу тебя я с трепетом и лаской,
Ты счастлива как раньше – снова и опять,
Была ли жизнь со мною сказкой ?…

Мы не от старости умрем 0 (0)

Мы не от старости умрем,-
от старых ран умрем.
Так разливай по кружкам ром,
трофейный рыжий ром!

В нем горечь, хмель и аромат
заморской стороны.
Его принес сюда солдат,
вернувшийся с войны.

Он видел столько городов!
Старинных городов!
Он рассказать о них готов.
И даже спеть готов.

Так почему же он молчит?..
Четвертый час молчит.
То пальцем по столу стучит,
то сапогом стучит.

А у него желанье есть.
Оно понятно вам?
Он хочет знать, что было здесь,
когда мы были там…

Старушка 0 (0)

Идет старушка в дальний путь,
С сумою и клюкой;
Найдет ли место отдохнуть
Старушка в час ночной?

Среди грозы кто приютит?
Как ношу донесет?
Ничто старушку не страшит,
Идет себе, идет…

Присесть не смеет на часок,
Чтоб дух перевести;
Короткий дан старушке срок,
Ей только б добрести…

И, может быть, в последний раз
Ей суждено туда,
Куда душа всегда рвалась,
Где кончится беда.

Во что б ни стало, а дойти,
Хоть выбиться из сил,
Как бы ни страшно на пути,
Чем путь бы ни грозил.

Так в жизни поздние лета
Сильней волнует кровь
Души последняя мечта,
Последняя любовь.

Ничто не помогает нам —
Ни юность, ни краса,
Ни рой надежд, младым годам
Дарящий небеса.

Одна любовь взамен всему,
И с нею мы идем,
И с нею горестей суму
Безропотно несем.

Спешим, спешим в далекий путь.
Желали бы бежать…
Присесть не смеем, отдохнуть,
Чтобы не опоздать.

Бесщадно гонит нас любовь,
Пока дойдем туда,
Где навсегда остынет кровь,
Где кончится беда.

Если б молодость знала и старость могла 0 (0)

Если б молодость знала и старость могла —
Но не знает, не может; унынье и мгла,
Ибо знать — означает не мочь в переводе.
Я и сам ещё что-то могу потому,
Что не знаю всего о себе, о народе
И свою неуместность нескоро пойму.

Невозможно по карте представить маршрут,
Где направо затопчут, налево сожрут.
Можно только в пути затвердить этот навык
Приниканья к земле, выжиданья, броска,
Перебежек, подмен, соглашений, поправок, —
То есть Господи Боже, какая тоска!

Привыкай же, душа, усыхать по краям,
Чтобы этой ценой выбираться из ям,
не желать, не жалеть, не бояться ни слова,
ни ножа; зарастая коростой брони,
привыкай отвыкать от любой и любого
И бежать, если только привыкнут они.

О сужайся, сожмись, забывая слова,
Предавая надежды, сдавая права,
Усыхай и твердей, ибо наша задача —
не считая ни дыр, ни заплат на плаще,
не любя, не зовя, не жалея, не плача,
Под конец научиться не быть вообще.

Искала старушка букашек в цветах 0 (0)

Искала старушка букашек в цветах
И ловко ловила букашек сачком.
Но крепко держала старушка в руках
Лекарство и ключик, и палку с крючком.

Однажды старушка копалась в цветах
И вскрикнула вдруг, завертевшись волчком:
— Исчезли! Пропали! Да где ж они? Ах!
Лекарство, и ключик, и палка с крючком!

И с места не может старушка сойти,
Кричит: «Помогите!» И машет сачком.
Скорей помогите старушке найти
Лекарство, и ключик, и палку с крючком!

Старик, ожидающий весны 0 (0)

Весна коснит — и дни бегут,
И нашу жизнь уносят.
Вот миг — и парки нить спрядут,
Вот миг — и ножниц спросят.
Ах! сколько, старец, я друзей,
Друзей младых, любезных,
Покрыл уже сырой землей
И пролил токов слезных!

Им жить было,- а мне зачем
Влачить век мрачный, скучный?
Хариты с ними ночью, днем
Бывали неразлучны…
Ко мне ж болезнь, забота, скорбь
Приходят на беседу,
И всё еще грузнее горб
Седому вьючат деду!

В дому ли скук влачу часы,-
Дом пахнет уж пустыней;
Вот сад; как старость мне власы —
Его так пудрит иней;
Там гнется вяз на утлом пне,
Как старца гнут уж годы;
И, как под шубой кровь во мне,
Под льдом так стынут воды.

Но вот они опять с весной,
Как из пелен, прорвутся,
Деревья, с прежней красотой,
Вновь в зелень облекутся;
А мне весна, хоть придет вновь,-
Не усладит печали:
Мне младость, резвость и любовь
Навек «прости!» сказали!..

Но нет; приди, весна! — цветы
На травку брось зелену;
Хотя спрямить не можешь ты
Мне спину, в крюк согбенну,
Хоть в свете счастьем мне своим
Нельзя уж наслаждаться,
Так, вспомня прежнее,- чужим
Я буду утешаться.

Приходят к дедушке друзья 5 (1)

Приходят к дедушке друзья,
Приходят в День Победы.
Люблю подолгу слушать я
Их песни и беседы.

Я не прошу их повторять
Рассказов сокровенных:
Ведь повторять – опять терять
Товарищей военных,

Которых ищут до сих пор
Награды боевые.
Один сержант, другой майор,
А больше – рядовые.

Я знаю: Трудно каждый год
Рассказывать сначала
О том, как армия вперед
С надеждою шагала.

О том, какая там пальба,
Как в сердце метят пули…
— Судьба, — вздохнут они, —
Судьба! А помнишь, как в июле?

Я молча рядышком сижу,
Но, кажется порою,
Что это я в прицел гляжу,
Что я готовлюсь к бою.

Что те, кто письма пишут мне,
Уже не ждут ответа.
Что даже лето на войне –
Совсем другое лето.

Приходят к дедушке друзья
Отпраздновать Победу.
Все меньше их,
Но верю я: они опять приедут.

Отец 0 (0)

Отец мой сдаёт.
И тревожная старость
Уже начинает справлять торжество.
От силы былой так немного осталось.
Я с грустью смотрю на отца своего.
И прячу печаль,
И смеюсь беззаботно,
Стараясь внезапно не выдать себя…
Он, словно поняв,
Поднимается бодро,
Как позднее солнце
В конце октября.
Мы долгие годы в разлуке с ним были.
Старались друг друга понять до конца.
Года, как тяжелые камни, побили
Весёлое, доброе сердце отца.
Когда он идёт по знакомой дороге
И я выхожу, чтобы встретить его,
То сердце сжимается в поздней тревоге.
Уйдёт…
И уже впереди никого…

Подойди ко мне, старушка 0 (0)

— Подойди ко мне, старушка,
Я давно тебя ждала.—
И косматая, в лохмотьях,
К ней цыганка подошла.
— Я скажу тебе всю правду;
Дай лишь на руку взглянуть:
Берегись, тебя твой милый
Замышляет обмануть…—

И она в открытом поле
Сорвала себе цветок,
И лепечет, обрывая
Каждый белый лепесток:
— Любит — нет — не любит — любит

Когда я буду бабушкой 0 (0)

Когда я буду бабушкой —
Годов через десяточек —
Причудницей, забавницей, —
Вихрь с головы до пяточек!

И внук — кудряш — Егорушка
Взревет: «Давай ружье!»
Я брошу лист и перышко —
Сокровище мое!

Мать всплачет: «Год три месяца,
А уж, гляди, как зол!»
А я скажу: «Пусть бесится!
Знать, в бабушку пошел!»

Егор, моя утробушка!
Егор, ребро от ребрышка!
Егорушка, Егорушка,
Егорий — свет — храбрец!

Когда я буду бабушкой —
Седой каргою с трубкою! —
И внучка, в полночь крадучись,
Шепнет, взметнувши юбками:

«Koгo, скажите, бабушка,
Мне взять из семерых?» —
Я опрокину лавочку,
Я закружусь, как вихрь.

Мать: «Ни стыда, ни совести!
И в гроб пойдет пляша!»
А я-то: «На здоровьице!
Знать, в бабушку пошла!»

Кто ходок в пляске рыночной —
Тот лих и на перинушке, —
Маринушка, Маринушка,
Марина — синь-моря!

«А целовалась, бабушка,
Голубушка, со сколькими?»
— «Я дань платила песнями,
Я дань взымала кольцами.

Ни ночки даром проспанной:
Все в райском во саду!»
— «А как же, бабка, Господу
Предстанешь на суду?»

Свистят скворцы в скворешнице,
Весна-то — глянь! — бела…
Скажу: «— Родимый, — грешница!
Счастливая была!

Вы ж, ребрышко от ребрышка,
Маринушка с Егорушкой,
Моей землицы горсточку
Возьмите в узелок».

Про старика сказали 0 (0)

Про старика сказали: — В детство впал,
Так стоит ли считаться с ним на свете?! —
А он не в детство впал, а прежним стал,
Естественным, как могут только дети.

Старость 0 (0)

Простые, тихие, седые,
Он с палкой, с зонтиком она,-
Они на листья золотые
Глядят, гуляя дотемна.

Их речь уже немногословна,
Без слов понятен каждый взгляд,
Но души их светло и ровно
Об очень многом говорят.

В неясной мгле существованья
Был неприметен их удел,
И животворный свет страданья
Над ними медленно горел.

Изнемогая, как калеки,
Под гнетом слабостей своих,
В одно единое навеки
Слились живые души их.

И знанья малая частица
Открылась им на склоне лет,
Что счастье наше — лишь зарница,
Лишь отдаленный слабый свет.

Оно так редко нам мелькает,
Такого требует труда!
Оно так быстро потухает
И исчезает навсегда!

Как ни лелей его в ладонях
И как к груди ни прижимай,-
Дитя зари, на светлых конях
Оно умчится в дальний край!

Простые, тихие, седые,
Он с палкой, с зонтиком она,-
Они на листья золотые
Глядят, гуляя дотемна.

Теперь уж им, наверно, легче,
Теперь всё страшное ушло,
И только души их, как свечи,
Струят последнее тепло.